Как упраздняют деревни: голое поле и ухоженное кладбище

     Каково это – принимать решение о сносе дедовского дома и есть ли у беперспективных деревень хоть призрачная надежда уцелеть – ответы на эти вопросы корреспондент Sputnik Вера Дашкевич искала в Поставском районе, где в этом году стало на три деревни меньше.

“Так а деревня-то где?” — спрашиваем у председателя Камайского сельсовета Геннадия Урбанайтя.

“Так вот же — от перекрестка и до леса”, — говорит сельский глава и показывает на голое поле. Деревня Восточная, или, как ее по-старинке называют в народе, Цуцки, в этом году перестала существовать.

Поставский совет народных депутатов в мае принял решение об упразднении трех деревень: двух в Камайском и еще одной — в Новоселковском сельсовете. О том, что здесь когда-то была деревня, напоминает только кладбище на краю поля. Причем если дорога уже стала зарастать, то кладбище выглядит ухоженным.

Снести дом - не самая простая задача, даже после того, как наследники откажутся от него, он ожидает своей очереди

© SPUTNIK / ВИКТОР ТОЛОЧКО

Снести дом – не самая простая задача, даже после того, как наследники откажутся от него, он ожидает своей очереди

На территории Камайского сельсовета — 85 деревнь и 46 кладбищ. Погосты даже у снесенных деревень власть и Костел стараются досматривать.

“Я работаю уже 21 год. За это время не было, наверное, ни одного года, чтобы мы не списывали деревни. Ежегодно списываем и списываем. Население стареет, уезжает, кого-то дети забирают. Даже те деревни, которые, когда я пришел на работу, функционировали, там жили люди, сегодня уже списаны. Те же самые Бедунки — было пять домов, все жилые. А сегодня там ничего — пустое место”, — признается Геннадий Чеславович.

Из 85 населенных пунктов Камайского сельсовета только пять можно охарактеризовать как крепкие, говорит сельский глава. Там есть и молодежь, и инфраструктура. Хозяйства укрупняются, а люди едут за работой — так объясняют исчезновение деревень в райисполкоме. Это, конечно, трагедия, но, с другой стороны, наблюдая за развитием ситуации, там говорят, что не все так безнадежно.

Дом под снос, деревню на списание

Решение об упразднении деревни принимают, когда на ее территории не остается ни одного строения: ни дома, ни бани, ни сарая. В тех же Цуцках-Восточной сносить дома начали лет десять назад: сначала разобрали два “бесхозяйных” дома, потом еще один.

Председатель Поставского райисполкома Сергей Чепик говорит, что упразднение деревень - это и трагедия и естественный процесс

© SPUTNIK / ВИКТОР ТОЛОЧКО

Председатель Поставского райисполкома Сергей Чепик говорит, что упразднение деревень – это и трагедия и естественный процесс

Последнюю бабушку родные забрали из Восточной четыре года назад. А спустя некоторое время, собрав необходимые бумаги и решения, сельская власть снесла и ее дом. Решение о сносе принимает суд.

“Такие брошенные дома мы заносим в регистр пустующих. Пишем объявление в районную газету — вдруг найдутся наследники, сами ищем наследников: делаем запросы в нотариальную контору, БТИ, налоговую, госстрах. В общем, собираем документы. Если есть соседи, опрашиваем соседей”, — рассказывает председатель Камайского сельсовета.

Если наследники все-таки находятся, их просят либо навести порядок (самостоятельно или руками нового хозяина), либо согласиться на снос.

“Пишут уведомление, что отказываются. Без всяких компенсаций. А что с этим домом делать? Честно скажу, я в свое время даже дом своего деда сносил. А куда мне его было деть? Мне он не нужен. Продать? Его никто не покупает. И вот что с ним было делать?” — признается Геннадий Чеславович.

Геннадий Чеславович признается, что ему тоже пришлось снести дедову хату - душа болела, а что делать, если она разрушается и никому не нужна

© SPUTNIK / ВИКТОР ТОЛОЧКО

Геннадий Чеславович признается, что ему тоже пришлось снести дедову хату – душа болела, а что делать, если она разрушается и никому не нужна

И неужели рука не дрогнула? Сельский глава признается: душа болела. Поэтому, как сносили, не видел. Пришел после — когда дом уже разобрали.

За последние лет десять на территории сельсовета снесли уже около 130 домов. Такая же участь в ближайшее время ждет еще несколько домов в Камаях и одинокий сарай в деревне Ериново. Когда сарай снесут, эту деревню тоже можно будет упразднять.

Почему исчезают деревни

Конечно, это трагедия, но одновременно и естественный процесс, философски замечает глава Поставского райисполкома. На его территории сейчас порядка 460 населенных пунктов, большинство — небольших.

Для этих земель в свое время была характерна хуторская система. Затем хутора стали укрупнять, образовались небольшие деревушки. А потом началось и продолжается укрупнение хозяйств, и люди потянулись за работой.

От деревни Ериново остался одинокий сарай - когда его снесут, деревня будет упразднена

© SPUTNIK / ВИКТОР ТОЛОЧКО

От деревни Ериново остался одинокий сарай – когда его снесут, деревня будет упразднена

“В советские времена в Поставском районе было 45 сельхозпредприятий, сейчас у нас останется 11 к сентябрю. Представляете, сколько было населенных пунктов, крупных, мелких, всяких разных? Цифры изменились не потому, что людей стало меньше, а потому, что хозяйства просто укрупнились”, — объясняет председатель Поставского райисполкома Сергей Чепик.

На хуторах и в маленьких деревушках остаются пожилые люди. Со временем они стареют, переезжают к родственникам либо уходят. А дома остаются.

“И ничего другого не остается, как со временем их сносить. Многие просто отказываются от домов. Мы их разбираем: отдаем сельхоз- или другим предприятиям на стройматериалы, на дрова. Некоторые дома кто-то выкупает — переносит под дачу или под баньку. Но мы должны это делать, чтобы навести порядок на земле”, — говорит глава района.

Ветшающие “бесхозные” дома со временем начинают представлять опасность, объясняют в райисполкоме. Могут пострадать дети, которые любят играть в таких местах. Может страдать безопасность, потому что брошенные дома становятся либо схроном, либо укрытием для потенциальных нарушителей границы.

В Камайском сельсовете в этом году упразднено две деревни

© SPUTNIK / ВИКТОР ТОЛОЧКО

В Камайском сельсовете в этом году упразднено две деревни

“Район за последние лет десять потерял десятки населенных пунктов, но это маленькие по сути хутора. Деревнями их можно назвать с большой натяжкой. Я бы не драматизировал ситуацию. Это ход развития не только Беларуси, но и соседних регионов, и стран Евросоюза”, — добавляет заместитель председателя Поставского райисполкома Юрий Киселев.

Люди бегут?

Сегодня в Поставах и еще двух поселках городского типа живут две трети населения района (23 тысячи человек). То есть получается, что люди по-прежнему бегут из деревни?

“Все зависит от хозяйства. Если хозяйство сильное, то народ туда едет. Если хозяйство начинает умирать, то… Знаете, у нас очень много поехало работать в Россию, в Крым. В прошлом году ездили и в этом поехали. Занимаются озеленением — деревья сажают. А здесь работа вроде и есть — и хозяйство, и свиноводческий комплекс, и лесничество, — но все упирается, наверное, в зарплату”, — признается глава Камайского сельсовета Геннадий Урбанайть.

Все, что осталось от деревни - старое кладбище

© SPUTNIK / ВИКТОР ТОЛОЧКО

Все, что осталось от деревни – старое кладбище

Зато те, кто остался, очевидно, стали меньше пить. Хотя практика “пьют и мигрируют” (когда за пьянство выгоняют из одного хозяйства, и человек ищет работу в другом) сохраняется.

“Раньше пили больше, сейчас меньше. И намного меньше. В хозяйство пришел руководитель, который с этим борется. Плюс мы здесь беседы ведем. Плюс помогла Россия — уехал же контингент, который с хозяйства выгнали за это дело. А в России, извините, ребята, работать надо. Никто вам просто за так платить не будет. И все! И не пьют ребята! Приезжали вот на две недели в отпуск — нет проблем, удивляюсь. Как закодированные”, — признается Геннадий Чеславович.

Еще уезжают многодетные. Государство помогает им с жильем, а жилье выгоднее строить многоквартирное. В Поставах как раз строят такой дом, а значит, еще несколько больших семей станут городскими.

Аисты все равно прилетают в деревни, которых больше нет

© SPUTNIK / ВИКТОР ТОЛОЧКО

Аисты все равно прилетают в деревни, которых больше нет

“Достаточно много многодетных семей перемещается в город. Некоторые принципиально не хотят в город, но большая часть соглашается. Потому что жилье. Потом люди же получают возможность учить детей в типовой школе. В старых деревушках школы были, но они были в приспособленных зданиях. А на дворе XXI век! Многие нас критикуют: почему закрываем школы? Да потому, что мы живем в современном мире. И когда в школе нет спортзала, нет столовой, нет санузла — держаться за нее и вкладывать деньги в реконструкцию, наверное, не совсем правильно. Мы не такие богатые”, — признается заместитель председателя Поставского райисполкома Юрий Киселев.

В конце концов, напоминает он, весь мир идет таким путем: в малонаселенных местах создаются опорные школы, куда детей подвозят специальным автобусом.

Вокруг деревни Войшкуны голубые озера, поэтому минчане здесь основали своеобразную колонию

© SPUTNIK / ВИКТОР ТОЛОЧКО

Вокруг деревни Войшкуны голубые озера, поэтому минчане здесь основали своеобразную колонию

Бесперспективные деревни или все-таки…

Слово “бесперспективные” в отношении маленьких деревень здесь стараются не употреблять. В конечном счете, там по-прежнему живут люди. И потом, их будущее не так уж очевидно, как могло бы показаться, говорят в райисполкоме.

Конечно, велики шансы, что некоторые со временем придется упразднять, сносить указатели и стирать с карты название. Но, как показывает практика последних лет, есть и другие варианты развития событий.

Некоторые заброшенные поставские деревни оживают благодаря дачникам, причем минским. Их не пугают сотни километров и комары. Потому что взамен они получают тишину и чистый воздух.

“Например, Войшкуны, Станчики — это район голубых озер. Минчане там основали своеобразную колонию. Скупили старые заброшенные дома, реконструировали, построили новые. Там и Гостюхин поселился, и многие деятели культуры…. А вёска Каптаруны вообще сейчас приобретает статус арт-деревни. У меня на днях был Артур Клинов. Это его усилиями Каптаруны из заброшенной, забытой богом деревни превращается в арт-деревню, где проводятся и театральные, и кинофестивали. Пусть небольшие, но это очень перспективно”, — рассказывает глава района Сергей Чепик.

У других деревень появляется надежда на будущее благодаря предпринимателям, порой — уроженцам этих местечек. Один из них, минский предприниматель, выкупает школу в деревне Сергеевичи, чтобы открыть там производство зелени. Когда-то он учился в этой школе, сейчас намерен дать зданию второй шанс, а односельчанам — рабочие места.

Другой предприниматель — уже поставский — готов взять землю и тоже заняться сельским хозяйством, хочет построить теплицы и выращивать овощи.

Когда-то здесь были большие крестьянские усадьбы, а сегодня - поле

© SPUTNIK / ВИКТОР ТОЛОЧКО

Когда-то здесь были большие крестьянские усадьбы, а сегодня – поле

“На днях тоже приезжали предприниматели, которые интересуются землей, хотят развивать скотоводство. Я их возил показывать деревушки, они могут дать им вторую жизнь. Пару-тройку человек привлекут на работу. Может и 20, и 30. Может, там кто-то и задержится, останется. То есть появляются молодые инициативные люди, которые интересуются работой на земле. И будущее этих деревень неоднозначно. Пока есть инициативные предприниматели, оно может быть разным”, — говорит Сергей Чепик.

Что же касается уходящих деревень, то там, где возможно, память о них все-таки стараются сохранить. Если землю, на которой стояла деревня, не пускают в дело, не распахивают и засевают, то новое урочище — лес и поле — называют именем упраздненной деревни. Во всяком случае, так произошло с Восточной.

© Sputnik / Виктор Толочко

БЕЛАРУСЬ.LIVE

Получить короткую ссылку 925870

Читать дальше: https://sputnik.by/live/20180705/1036403365/kak-uprazdnyayut-derevni-goloe-pole-i-uhozhennoe-kladbishche.html

_______________________________

Кураполле - Наталія Мікалаеўна Мурзо

Кураполле – Наталія Мікалаеўна Мурзо

       У паштовай галіне Наталія Мікалаеўна Мурзо (на здымку), можна сказаць, навічок. Але гэта адносіцца толькі да працоўнага стажу. Па ўсіх астатніх паказчыках яна — сапраўдны прафесіянал. Пра гэта сведчыць і той факт, што аддзяленне паштовай сувязі «Кураполле», якое яна ўзначальвае, па выніках раённых спаборніцтваў сёлета прызнана найлепшым сярод анала­гічных структурных падраздзяленняў. Алена Васільеўна Вазняк – “Ні хвіліны… Як утварыліся Кураполле i Дзеткава Зінаіда Мікалаеўна Лысёнак Аліхвер Святлана Лукінічна 137 просмотров всего, 0 просмотров сегодня

137 просмотров всего, 0 просмотров сегодня

нет комментариев

Шарковщина “Кліч Радзімы” – Перед поездкой за границу проверьте свои документы

Понедельник, 8.10.2018 15:03. Рубрика: Актуальна        В пунктах пропуска Полоцкого пограничного отряда имеют место случаи, когда граждане не могут пересечь Государственную границу по причине предъявления ими недействительных документов. Читать полностью>>> […] ЛЕГЕНДЫ ПОСТАВЩИНЫ Допуск транспортного средства к участию в дорожном… Была в Поставах таможня. ПОСТАВСКИЙ РАЙОН Программа переписи населения 2019 года 198 просмотров всего, 0 просмотров сегодня

198 просмотров всего, 0 просмотров сегодня

нет комментариев
Іван Іванавіч Кейзік

Іван Іванавіч Кейзік – З класікамі і Мішкам

      Не сумуе ў Кейзіках ураджэнец і жыхар гэтай вёскі Іван Іванавіч Кейзік. Адразу тлумачу, што паэзіяй Пушкіна, Маякоўскага, Ясеніна, Твардоўскага, Арлова, Някрасава і іншых рускіх, а таксама беларускіх класі­каў чалавек захапляецца са школьных гадоў і да цяперашняга часу, калі ўжо даўно на пенсіі. Медыцынскае вучылішча – “Нягучны юбілей” А.В. Слядзеўская – Сама сабе рэжысёр Часлава Ве­ні­ямінаўна Мацур – Паставы Легенда пра Паставы 159 просмотров всего, 0 просмотров сегодня

159 просмотров всего, 0 просмотров сегодня

нет комментариев
Браслаўскі спінінг – 2018

На возеры Струста 13 кастрычніка адбудуцца спаборніцтвы па лоўлі рыбы «Браслаўскі спінінг – 2018»

     У наступную суботу, 13 кастрычніка, раённы фізкультурна-спартыўны клуб «Дрывяціч» сумесна з прыродаахоўнай установай НП «Браслаўскія азёры» запрашаюць аматараў рыбалоўства на традыцыйныя восеньскія спаборніцтвы па спартыўнай лоўлі рыбы «Браслаўскі спінінг – 2018». Як і летась, месцам збору спінінгістаў вызначана турыстычная стаянка «Окменіца». Читать полностью […] Газета “Поставский край” ФОТОРЕПОРТАЖ: Историческая реконструкция боевых… ВЕЛАПРАБЕГ, ПРЫСВЕЧАНЫ 130-ГОДДЗЮ ЯЗЭПА ДРАЗДОВІЧА,… Озеро Большие Споры (Поставы) 124 просмотров всего, 0 просмотров сегодня

124 просмотров всего, 0 просмотров сегодня

нет комментариев

Вёска Стары Двор – Вялікія магчымасці маленькай школы

      Пры ўсім падабенстве да іншых школ раёна Старадворскую БШ з поўным правам можна назваць асаблівай. Найперш таму, што знаходзіцца яна ў нетыпавым будынку, які літаральна дыхае гісторыяй. Аксана Анатольеўна Нікалаева СШ № 3 г. Поставы (6 городок) Часлава Ве­ні­ямінаўна Мацур – Паставы Генрых Шапель з Лынтуп 154 просмотров всего, 0 просмотров сегодня

154 просмотров всего, 0 просмотров сегодня

нет комментариев

369 просмотров всего, 0 просмотров сегодня

Метки: . Закладка Постоянная ссылка.

Добавьте свой комментарий или поделитесь материалом