ПОСТАВЫ – история (коротко)

Впервые упоминается в 1409 г. До середины XVIII века представлял собой незначительное поселение, расположенное на берегах двух озёр, образованных рекой Мяделкой.

Центром города традиционно была рыночная площадь, от которой начинались торговые дороги на Мядель и Друю.  

На её восточной стороне находился деревянный костёл (XVI—XVIII в.) и униатская церковь (1713 год). На другом берегу озера находился деревянный францисканский монастырь. Эти постройки не сохранились: они были заменены каменными образцами в XIX — начале XX в.

Во второй половине XVIII в. Поставы принадлежали гродненскому старосте Антонию Тизенгаузу, реформатору, стремившемуся превратить своё родовое имение в один из центров культуры и промышленности края (такие же реформы он проводил Городнице в Гродно). Было организовано мануфактурное производство (всего 35 предприятий).

В конце XIX века в Поставах некоторое время скрывался от властей будущий президент Польши, а тогда революционер-нелегал, Юзеф Пилсудский. Убежище ему предоставили его знакомые, это была одна из комнат дворца Тизенгауза. До сентября 1939 года там находился небольшой музей. Учителя водили туда на экскурсии детей окрестных школ.

В 1903 году в Поставах на парфорсной охоте (на лис) побывал офицер лейб-гвардии из Петербурга Карл-Густав Маннергейм, будущий главнокомандующий финской армией в советско-финской войне 1939—1940 г., Маршал Финляндии.

В 1903—1905 гг. в Поставах (на охоте) бывал дядя последнего Российского императора Николая второго, великий князь Николай Николаевич. В 1933 г. Поставы посетил президент Польши Игнацы Мосьцицкий. С 1934 по 1938 г. в Поставах проживал командир 23-го кавалерийского полка, полковник Юзэф Сьверчыньский.В сентябре 1939 г. он попал в плен к русским. Содержался в Старобельском лагере. В 1940 году казнён выстрелом в затылок. Посмертно награждён высшей Польской воинской наградой – крестом “VIRTUTI MILITARI”.

Во время второй мировой войны в Поставах действовала конспиративная сеть польского подполья, связанная с АК, и в частности с 5-й бригадой АК (Бригада смерти), которой командовал ротмистр Зыгмунт Шэндзеляж “upaszko”.Ксёндз-викарий Поставского касцёла Александр Грабовский, псевдоним “Игнацы” был полевым капеланом 5-й бригады.Сотни жителей Поставщины участвовали в вооружённой борьбе как с немцами, так и с советскими партизанами. Польское вооружённое сопротивление оккупантам продолжалось до 1956 года, когда в лесном массиве на территории Поставского района, органами МГБ была ликвидирована последняя группа поляков, бывших членов АК.

ист: http://www.travellers.ru/city-postavy-2

авт. Вячак Лукашэвіч 22 июн 2011 в 21:31

 22 июня 1941 года Гитлеровская Германия напала на своего недавнего союзника – Советский Союз. Вспоминает бывший курсант Поставской авиашколы И.Коновалов: «Утром 22 июня 1941 года объявили тревогу. Пошёл слух, что началась война…….

 Никому и в голову не пришло рассредоточить самолёты. Они стояли в центре аэродрома крылом к крылу. Как сейчас помню – 17 «СБ» и напротив их столько же «Р-5». Когда дело было уже к вечеру, мы заметили что летят бомбардировщики. Пошёл разговор, что это мол наши. Так мы и разговаривали, пока не завыли бомбы……

Вокруг вой, взрывы. Это очень страшно……. Напоследок немцы обстреляли нас из пулемётов. Мне пуля пробила скатку, но тело не зацепила. Немцы развернулись и ушли восвояси. Что я увидел? Вся стоянка горит. От 17-ти самолётов «СБ» целым остался только 1. От «Р-5» ни одного. Повсюду трупы товарищей, крики, стоны раненых……. Это был шок. В этот день мы похоронили в воронках 48 человек……».

 

Николай Смольский, тоже бывший курсант Поставской авиашколы, добавляет: «Оставшиеся в живых, около 80 человек, двинулись в путь к своим казармам……. Днём 24 июня на ж/д ст. Поставы прибыл паровоз и около 15 пустых вагонов и платформ…… Мы удрали буквально из-под носа приближающихся немцев, преследуемые артиллерийской стрельбой и шумом танковых моторов……. Была такая каша! Как мы бежали!».
«Каша» наверно была действительно большая, а вернее паника, потому что немцы вошли в Поставы только 6 июля, то есть через 12 дней после бегства авиашколы.

 

Ещё один очевидец тех событий позже вспоминал: «Немецкие самолёты пролетали низко над местечком и летели дальше на Восток. Мы даже толком не успели осознать, что же теперь будет. Паника, которая распространилась в Поставах, была неописуемой. Многие советско-партийные работники, так называемые «восточники», и евреи, бежали в Россию. Дороги тогда были тёмные от тысяч мужчин, женщин и детей».

 

Совсем другие настроения были тогда у уцелевших поляков. Поставчанин С.Юркaвлянец вспоминал: «Немецкое нападение на СССР, в июне 1941г., вызвало в польском обществе огромный энтузиазм. Все уже наелись досыта советского «рая». То есть поляки рассматривали немецкую оккупацию как меньшее из зол. С первых дней войны некоторые жители Поставского района, поляки, пострадавшие от советской власти, не дожидаясь прихода немцев, стали уничтожать советских и партийных чиновников. Тех, которые не успели убежать. Об этом в советское время умалчивали, но кое-какие сведения всё же сохранились. Так, бывшая партизанка из бригады Ф.Маркова – Евдокия Никитина-Федотова позже писала: «В первые дни войны обиженные советской властью люди из-за угла, а иногда и открыто, уничтожали представителей советской власти, в том числе и членов их семей. Местные антисоветчики стреляли и в нас, серьёзно ранив в ногу моего мужа, председателя сельсовета. Нам чудом удалось убежать в лес……».

 

В завуалированном виде об этом можно прочитать и в книге И.Климова и Н.Гракова «Партизаны Вилейщины». В частности, там говорится: «Накануне Великой Отечественной Войны здесь (в Вилейской обл.) ещё имелись антисоветские элементы……. После краха Польши, одни ушли в подполье и продолжили борьбу против Советской власти, другие притаились, выжидая удобного момента». Замечу, что отдельные случаи вооружённого сопротивления советской власти, отмечались в Поставском районе с первых дней оккупации. В качестве примера приведу выдержку из приговора на гр. Виктора Кобылинского, жителя хутора Гудзилово, Поставского района: «……………в 1939 году, с приходом Красной армии на территорию Западной Белоруссии, В.Кобылинский организовал банду, которая делала вооружённое сопротивление частям Красной армии».

 

22 июня райвоенкомат начал мобилизацию, собрав в Поставах несколько сотен призывников. Военком принял решение отправить их пешком на восток, по маршруту Лучай, Дуниловичи, Глубокое, Полоцк. Сопровождали колонну несколько сотрудников военкомата. Что произошло в дороге – точно неизвестно, но призывники разбежались и вскоре вернулись домой. Возможно колонну обстреляли немецкие самолёты, но это не единственная версия.

 

 

Дело в том, что перед войной в Поставах существовало территориальное отделение польской подпольной организации «Союз вооружённой борьбы» (Żwiązek Walki Zbrojnej), которую возглавлял поручик «Brzoza» (Zenon Kodż 1911-1998). Известно, что ячейка этой организации была и в Дуниловичах. С большой долей вероятности можно предположить, что подпольщики могли напасть на сопровождавших колонну работников военкомата, и распустить призывников по домам.

 

Районные власти в спешке сформировали так называемый «истребительный батальон», состоявший в основном из советских, партийных и комсомольских работников. (В районе, по состоянию на 1940г., было 115 коммунистов и более 300 комсомольцев. В основном это были «восточники»). А в это время по территории района потянулись отступающие части Красной Армии. Поддавшись общей панике, «истребительный батальон» тоже поспешил на Восток. В книге «Памяць» издат. «Белта» 2001г. говорится, что «В связи с угрозой выброски немецкого десанта, 26.06.1941г. батальон в пути был распущен». Это звучит как шутка, ведь истребительные батальоны для того и создавались, чтобы бороться с диверсантами и вражескими десантами. Это их основная функция. К тому же, на территории района небыло стратегически важных объектов (крупных мостов, узловых ж.д. станций), а значит – немцам незачем было выбрасывать десант в этой местности.

 

Скорее всего, этот «коммунистический» батальон попросту разбежался при первой же бомбёжке с воздуха, или испугавшись отдалённой канонады. Находиться под бомбовым ударом – это не списки «врагов народа» составлять. Нельзя исключать и того, что батальон был обстрелян местными жителями, мстившими за репрессированных родственников, а «истребители» приняли их за немецкий десант. Как известно, «у страха глаза велики».

 

28.06.1941г. из Постав бежали последние партийные функционеры, вместе с палачами из местного НКВД. С собой, словно некую ценность, прихватили партийный архив. Жители были брошены на произвол судьбы. Первое, что сделали Поставчане, это посрывали ненавистные красные флаги и лозунги, развешанные по всему городку. С 28 июня и до 6 июля (неделю) немцев в Поставах небыло. Этим не преминули воспользоваться уголовные элементы, которые стали грабить зажиточных евреев и брошенные советские магазины. Как раз накануне войны завезли большую партию посуды, которой видимо было так много что её, по воспоминаниям очевидцев, таскали целый день. Но уже через день (или через два?) в Поставах была организована польская полиция, которая прекратила грабежи. Эта страница истории до сих пор не изучена. Кто был инициатором создания полиции, кто её возглавлял, точно неизвестно. Во всяком случае, мне. (Скорее всего, к этому имеет отношение подпольная организация «ZWZ»). В обращение снова вошли польские злотые.

6 июля в город вошла механизированная колонна одной из дивизий девятой немецкой армии. Новые оккупанты ввели свои порядки. Они стали заигрывать с белорусами, надеясь найти в них союзников. Через несколько недель в Поставах появились белорусские учреждения власти – магистрат и полиция. Была открыта школа с белорусским языком обучения, а официальным платёжным средством стала немецкая оккупационная марка.

ист: https://vk.com/topic-17131787_24787883

 

2,036 просмотров всего, 0 просмотров сегодня

Закладка Постоянная ссылка.

Добавьте свой комментарий или поделитесь материалом