Житель Постав Илларион Русаловский

     Житель Постав Илларион Русаловский – ровесник областной газеты, родился в 1917-м, в тот же год, когда вышел в свет первый номер «Известий…», ставших прародителем «Витебских вестей».

Правда, Илларион Савельевич старше на несколько месяцев, за которые существенно изменился ход истории и судьба его рода.На Витебщине проживают 20 человек, которые, как и областная газета, празднуют в этом году вековой юбилей. У каждого своя жизненная история, на которой, как в печатном издании, отобразились события, произошедшие за 100 лет: революции, войны, ударные пятилетки, развал Советского Союза, строительство суверенной Беларуси. Поэтому трудно было выбрать одного из долгожителей, чтобы рассказать о нем в нашем праздничном выпуске. И все-таки свое внимание мы остановили на Илларионе Русаловском, участнике Великой Отечественной войны, который в свои годы может дать фору многим более молодым мужчинам.

Из рода богатырей

Когда я впервые увидела Иллариона Савельевича, с трудом поверила, что по возрасту он глубокий старик. О нем можно сказать «Выглядит на все сто!»  только в качестве большого комплимента. В нем сразу видны природная стать и приобретенная мудрость. Мой собеседник оказался галантным кавалером, который пропускает женщину вперед, открывает ей дверь в машине, держит под руку на пешеходном переходе.

– У нас в роду все богатыри: и предки, и потомки. Дед, отец прожили до ста лет, хотя судьба их не баловала, – рассказывает Илларион Савельевич.


Его прадед из поморских староверов.


Когда в царской России начались гонения на приверженцев этой веры, старообрядцы бежали в Польшу, Литву, на территорию Западной Беларуси. Так его предок оказался на Поставщине в деревне Скворцово, где осели многие  соплеменники. Дед основательно укоренился на здешней земле, стал крепким хозяином, владел 60 десятинами земли (десятина больше гектара), 18 десятинами леса и частью озера Скворцово.

В школу Ларик (так звали его односельчане) пошел при польской власти, читать и писать учился по-польски. Когда закончил четыре класса, дед сказал: грамоту знаешь, учиться больше не надо, земля прокормит. А слово старшего – закон, и стал мальчишка трудиться вровень со взрослыми. Впрочем, он еще со второго класса пахал пароконным плугом. Дед подумывал в будущем отписать внуку большой надел земли. Но в 1939-м пришла новая власть.

– Слава Богу, не сослали в Сибирь. Деда в деревне уважали, работников, которых он нанимал, не обижал, платил исправно, а отец был священником, – рассказывает Илларион Савельевич.

Семейная закалка

На фото из семейного альбома –  статный красивый молодой человек в модном костюме с галстуком. Завидный кавалер. Не скажешь, что такой в поту пашет землю.

– Это я еще до женитьбы фотографировался. Будущую жену Вассу присмотрел на празднике. Она тоже из староверов, иначе не получил бы благословения. Понравилась, спросил: «Пойдешь за меня?», а она в ответ: «Надо же». Отец нас и обвенчал, – вспоминает Илларион Савельевич.

Несколько лет молодая семья жила, как сейчас говорят, гражданским браком, расписались только после войны, когда родился старший сын.

Великая Отечественная принесла немало горя роду Русаловских, которые оказались под оккупацией. Тетю немцы расстреляли и сожгли вместе с домом, родная 14-летняя сестренка Иллариона Савельевича подорвалась на мине. Когда освободили эту часть Беларуси, Илларион Русаловский ушел в Красную армию, думал, что не вернется живым с войны. Его определили сначала стрелком, а потом минометчиком в 620-й минометный полк, который защищал Ленинград от угрозы с Севера и способствовал выведению Финляндии из войны. Но воевать долго не довелось, пришла Победа.

– Мы на охране моста стояли. Когда услышали про победу, стали стрелять в воздух. Никогда не забуду, какая радость была! – вспоминает участник Великой Отечественной.

Среди наград самая ценная для него «За победу над Германией», которую получил, будучи еще военным человеком. Оглядываясь в прошлое, ветеран говорит, что ничего не хотел бы изменить, но, если можно, – вычеркнул бы войны из истории, чтобы их никогда не было, и народы не знали вражды.

В пожелтевшем военном билете последняя запись датирована маем 1946 года: шофер. Этой профессии, которой Илларион Савельевич обучился в армии, отдал всю жизнь.

– Когда ходил на водительские курсы, лекции записывал по-польски. А русскую грамоту учил по церковным книгам, – вспоминает Илларион Русаловский.


Владеет несколькими языками: русским, старославянским, польским, по-белорусски тоже понимает


Сегодня он владеет несколькими языками: русским, старославянским, польским, по-белорусски тоже понимает. Знает все староверские обряды (сын священника все же), отпевает земляков по церковному чину.

Илларион Савельевич говорит, что может руками делать все. Прадед был хорошим столяром, от него, видно, передалось мастерство. Штукатурить научился, крышу класть. Более полувека крепко стоит построенный им самим дом как символ твердых семейных устоев.

Дом построил, сад посадил, трех детей поставил на ноги, сейчас подрастают один внук, три внучки и два правнука, которые в старшем представителе рода души не чают. Дочь хочет забрать его в Америку, куда уехала к своей дочери, внучка – в Витебск, а Илларион Савельевич одно твердит: никуда не уеду, здесь родился, крестился, женился, эта земля – самая родная.

На пенсию с музыкой

Илларион Савельевич работал шофером в Поставской воинской части до 71 года, объездил многие города Советского Союза. Его фото украшало Доску почета. Потом еще трудился рубщиком мяса в военторге. Силы хватало справляться с тушами.


За руль машины садился и в 95 лет. И ни одного нарушения ПДД.


А за руль собственной машины садился и в 95 лет. Последний раз забирал правнуков из Витебска погостить в Поставах. Невестка рассказывает: надел пиджак с медалями, бейсболку, которую внучка из Америки прислала. Едет по дороге мимо милиционера, тот сделал шаг навстречу, увидел водителя и отступил назад.

– Ни одного нарушения ПДД не было, – с гордостью отмечает Илларион Савельевич.


К 80 годам начал осваивать музыкальную грамоту


Когда его с почестью проводили на пенсию, отдали гармонь-двухрядку. Чтобы веселее было дома сидеть. Так Илларион Савельевич ближе к 80 годам начал осваивать музыкальную грамоту.

– Беру гармонь, когда дома никого нет. Научился играть вальсы, польки, очень нравится песня «На вечернем сеансе, в небольшом городке…», – делится музыкант-самоучка.

А вот дети стали в этом деле профессионалами. Старший сын был преподавателем по классу баяна, дочь заведовала фортепианным отделением, старшая невестка – хормейстер, у внучки высшее музыкальное образование.

Порой за большим семейным столом как запоют – заслушаешься. Жаль только, что Вассы, с которой Илларион Савельевич прожил в любви и согласии 63 года, уже нет рядом. Да и сверстников не осталось…

– Судьба меня не обидела. Жили мы дружно, трудились, молились Богу. Дети, внуки и правнуки радуют, – говорит на прощание мой собеседник, который прожил век и сохранил молодость души.

Кстати, в этом году Илларион Савельевич поменял паспорт, новый выдали до 2042 года. Так что ему еще жить да жить!

Фото Татьяны ПАСТЕРНАК.

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

4,221 просмотров всего, 0 просмотров сегодня

Метки: . Закладка Постоянная ссылка.

Добавьте свой комментарий или поделитесь материалом