Одна из улиц (27 домов) в Поставах названа именем Веры Хоружей, кто же она?

       В Поставах 105 улиц, переулков, площадей. Некоторые из них названы в честь знаменитых людей. Привычно мы произносим названия: Харужай, Сидаренки, Кляра, Станкевича, Скарыны и так далее. А знаем ли мы кем были эти люди? Далеко не все, даже люди старшего поколения. Одна из улиц (27 домов) в Поставах названа именем Веры Хоружей, кто же она?

Вера Хоружая 1932 год

Вся жизнь Веры Хоружей была одним подвигом. Вера Хоружая: «Лучше быть вдовой героя, чем женой труса!»

Вера Хоружая родилась 27 сентября 1903 года в белорусском Бобруйске. А вот училась она в женской гимназии в Мозыре. С особым интересом относилась к урокам русского языка и литературы: зачитывалась книгами Пушкина, Лермонтова, Толстого, Чехова, Горького, Гюго.

Вера рано начала обращать внимание на социальные проблемы, она не оставляла без внимания несправедливость, часто становилась на защиту более слабых. Интересовала её и политика – в России произошла Октябрьская революция, и молодёжь была всецело поглощена романтикой нового, только рождающегося мира. По окончании гимназии Вере хотелось учиться дальше, поступить в университет. Но время было очень сложным и трудным, и девушке пришлось изменить свои планы.

В марте 1920 года Мозырь заняли белополяки. Вера уехали в деревню Рогали, где вынужденно батрачила на местного мельника. Но и в Рогалях Хоружая занималась революционной агитацией, рассказывала сельским парням и девушкам о том, что происходит вокруг.

Мозырь, начало XX века. Фото: i.pinimg.com

В июне 1920 года Мозырь был освобождён частями Красной Армии, и Вера Хоружая получила место учительницы в сельской школе. Новая учительница, которой исполнилось всего семнадцать лет, активно выступала на учительских конференциях и собраниях. Её сразу же выделил среди других педагогов заведующий уездным отделом народного образования Людовой.

Время было неспокойное – процветал и ширился бандитизм. Желая быть в центре борьбы с врагом, Вера Хоружая подала заявление на приём в коммунистическую партию. Но Людовой предложил ей вначале вступить в комсомол. В связи с наступлением отрядов Булак-Балаховича комсомольцы отправились в эвакуацию в Гомель, где для борьбы с белополяками был создан вооружённый комсомольский отряд. В. Хоружая вместе с ещё тремя девушками была зачислена в отряд в качестве разведчицы.

В. Хоружая (третья справа в первом ряду) среди слушателей республиканской совпартшколы (Минск, 1922 г.)

В ноябре 1920 года отряды Булак-Балаховича были разгромлены, а В. Хоружая вместе с частями Красной Армии вернулась в Мозырь.

У Веры Хоружей появилась возможность продолжить своё образование: она была направлена для прохождения учёбы в Центральную партийную школу Белоруссии. Учиться было интересно. Помимо новых знаний Вера жадно впитывала рассказы уже опытных подпольщиков о том, как нужно организовывать скрытную работу, как сохранять тайну и конспирацию, не попадаться полиции.

Вера Хоружая, 1920-е годы. Фото: cs8.pikabu.ru

Но белорусский народ был раздёлен почти пополам: одна часть белорусов жила в СССР в составе БССР, другая же, находившаяся в Брестской, Гродненской и на западе Минской и Витебской областей, попала под иноземное польское владычество. Уже 5 марта 1919 года польским генеральным управлением восточных земель было издано специальное распоряжение, которое оповещало, что на территориях, занятых польскими войсками, «официальным языком является польский». Белорусов, не владевших польским языком, увольняли.

Исключительно на польский язык перевели всю документацию и переписку, вывески и названия улиц в белорусских городах и сёлах. Было запрещено печать на белорусском и русском языках брошюр, объявлений, афиш. Даже польским военным было разрешено разговаривать с местным населением только на польском языке.

Пользуясь тем, что белорусские крестьяне на Гродненщине были малограмотными и голодали, их при получении продовольственной помощи из Америки заставляли подписывать бумаги о том, что они поляки и хотят быть подданными польской короны. В Дисненском, Ошмянском и Волковысском уездах и других местах белорусских крестьян-католиков записывали поляками.

18 марта 1921 года Советская Россия вынужденно подписала Рижский договор, который юридически разделил белорусский народ на две части – Западная Белоруссия была оккупирована Речью Посполитой. Под польское владычество перешло 113 000 квадратных километров территории, где проживало 4 млн. человек, большинство из которых было белорусами.

Карикатура 1921 г. на «позорный рижский раздел Белоруссии между Польшей и большевиками»

Девушка вполне могла бы жить спокойной жизнью в Минске, сделать в БССР хорошую комсомольскую и партийную карьеру. Но не таким человеком была Вера. Взволнованная рассказами пробиравшихся в БССР из Западной Белоруссии патриотов, она пришла на приём к заведующему отделом культуры и пропаганды ЦК КП(б) Б.Ю. Ленскому и прямо попросила перебросить её в Западную Белоруссию для помощи местным белорусам-патриотам и проведения нелегальной работы. Немного удивлённый партийный функционер не ответил девушке ничего определённого, но взял на заметку.

Вера Хоружая (крайняя слева во втором ряду) среди актива клуба «Коммунистический интернационал молодежи» (Минск, 1923 г.)

Вера, надеясь, что решение направить её для нелегальной работы в Западную Белоруссию всё же будет принято, стала прилежно учить польский язык. Через некоторое время её пригласил к себе для знакомства секретарь Центрального бюро КП(б) В.А. Богуцкий, который во время беседы расспрашивал Веру о её жизни, политических взглядах.

Вера Хоружая очень волновалась, но решение было принято в её пользу.

Хоружая до ухода в западнобелорусское подполье

Переход границы был успешным, и группа оказалась в Ракове.

Хоружая провела несколько встреч с молодёжью на тайных явочных квартирах, рассказывала о быте в СССР, учила петь советские песни, составляла листовки, организовывала их распространение. Там же, в Белостоке, она поняла всю сложность подпольной работы: произошли аресты некоторых комсомольцев-подпольщиков.

Старый Раков на немецкой открытке 1905 года. Гостиница Мослера, особняк, каплица и школа. Фото: sun9-18.userapi.com

Вера Хоружая появлялась то здесь, то там – в Новогрудке, Вилейке, Пинске, Барановичах, Белостоке, Гродно, многих деревнях.

Такая жизнь, какой жила Вера Хоружая, всегда полна опасностей и неожиданностей. Вера знала, что в любой момент её могут арестовать, бросить за решётку, но, как всегда, всё случилось неожиданно. В ночь на 15 сентября 1925 года Вера засиделась за полночь, работая над новой листовкой на польском языке. В дверь решительно и грубо постучали. Сразу стало ясно, что это не свои. Пока испуганные хозяева одевались и открывали дверь, Вера успела порвать пару важных документов и фотографию контактирующего с ней подпольщика. Первый же допрос, произведённый на месте, ничего не дал дефензиве (тайной польской полиции – А.Г.). Шли тягостные дни и ночи. Невольно Вера Хоружая старалась вспомнить, что могло привести к её провалу. Допросы были такими же безрезультатными и, так ничего и не добившись от арестованной, дефензива продолжила следствие, а Веру Хоружую направили в тюрьму.

Путь Иуды: 1. Польская дефензива; 2. Фашистское гестапо; 3. Американская разведка; 4. Конец Иудыю Фото: img-fotki.yandex.ru

Теперь вся жизнь Веры Хоружей, совсем молодой девушки, которой исполнилось всего 22 года, проходила в окружении неприветливых и мрачных каменных тюремных стен и холодных оконных решёток.

Приветливая, доброжелательная и одновременно смелая девушка быстро завоевала авторитет среди женщин, и её выбрали старшей по камере. Ещё до её ареста польские и белорусские революционеры добились того, что в тюрьме разрешалось читать книги, писать определённое количество писем родным, получать посылки. Раз в неделю можно было получить краткое свидание. Вера Хоружая активно этим воспользовалась и продолжила бороться даже внутри тюремных стен, подбадривая своих сокамерниц, делясь с ними знаниями.

Вера Хоружая в тюрьме

В марте 1926 года Вера Хоружая решилась сообщить письмом домой о том, что она арестована. «Ведь я же прекрасно знала, что меня ожидает, и это ни на минуту не остановило, не заставило меня даже призадуматься. Ничего, мамочка, ведь я сижу только восемь месяцев. Ну, так что ж это значит двадцать два года свободы и восемь месяцев тюрьмы? Ерунда! Всё переживём. А с крепкой верой в свою правоту и с надеждой на лучшее будущее и тюрьма не тюрьма».

Следствие продолжалось долгих пятнадцать месяцев. По его итогам Веру Хоружую заранее перевели в тюрьму в Брест.

Тюрьма Бригитка в Брест-Литовске. Фото: avatars.mds.yandex.net

Вера Хружая получила восемь лет строгого тюремного заключения. Были осуждены и многие другие патриоты. Когда закончили чтение приговора, раздался крик «Долой фашистское правительство!», и все дружно запели «Интернационал». Тогда «Интернационал» был гимном СССР, и эта песня стала вызовом полиции и призывом к объединению Западной Белоруссии с Советским Союзом. Полиция набросилась на подсудимых. Людей били прикладами, закрывали рты. С трудом подавив бунт, заключённых развезли по разным камерам. Но процесс «ста тридцати трёх» стал большой моральной победой патриотов-белорусов – об их борьбе узнал весь мир.

Тюрьма – это одно из самых трудных мест для жизни человека, и длительный срок заключения не только отбирает у осуждённого порой лучшие годы жизни, но и неминуемо отражается на здоровье арестанта. Вера Хоружая, несмотря на все свои мужество и смелость, была самой обычной девушкой. Она тяжело заболела туберкулёзом. Вера не жаловалась, но товарищи, видя её состояние, сообщили об этом в ЦК КПЗБ. Оттуда, в свою очередь, об этом стало известно и в Советском Союзе.

После долгих и сложных переговоров осенью 1932 года целая группа узников была передана Польшей в СССР. Веру Хоружую вначале перевезли в Белосток, где и объявили о том, что она будет отправлена в Советский Союз. Вместе с ней специальным эшелоном в СССР были переправлены другие белорусские патриоты.

Фотографии Хоружей, сделанные белостокской полицией в сентябре 1932 года

Для многих из этих сорока патриотов, передаваемых в СССР, это был вопрос не просто освобождения, но сохранения самой жизни.

Перед Столбцами уже в вагоне Вера развернула свёрток, в котором лежала бережно хранимая ею кофточка с вышитыми на ней белорусскими узорами – подарок колхозников из Советской Белоруссии. Вера одела кофточку, потому что возвращение в СССР было для неё настоящим праздником.

Вера Хоружая после возвращения из польской тюрьмы (1932 г.)

Когда уже советский поезд привёз их в Минск, Веру Хоружую на вокзале прямо у тамбура вагона, даже не дав ступить на землю, подхватила толпа и понесла на руках через всю привокзальную площадь. Казалось, весь Минск пришёл встречать патриотов, вырвавшихся из застенков. Затем были торжественный митинг и незабываемая встреча с матерью и братом.

После нескольких дней выступлений на предприятиях Минска Вера Хоружая выехала в Москву, где её ожидала Надежда Крупская. В 1931 году вышла книга Веры Хоружей «Письма на волю», составленная из её тюремных записок, а в 1932 году книга была переиздана под названием «Рядом с нами».

Вся жизнь Веры Хоружей была одним подвигом

Встреча с Крупской была тёплой, но последняя сразу же заметила неважное состояние здоровья Веры и отметила, что ей необходимо серьёзно лечиться.

Вера вернулась в Белоруссию, лечилась, но при этом внимательно следила за событиями в Западной Белоруссии. Она хотела вернуться на подпольную работу и вновь перейти границу, но в 1935 году её направили на комсомольскую стройку в Казахстан, на озеро Балхаш.

Жилья не хватало, и приходилось жить в палатках. Но Балхашский медеплавильный комбинат строился быстрыми темпами, потому что стране была нужна медь: в воздухе уже пахло войной, а над Европой нависла тень фашистской Германии. Вера Хоружая была заведующей агитмассовым отделом горкома партии. Она не мирилась с бюрократизмом и формальным отношением к работе, критиковала руководство.

Время тогда было сложное, нашлись недовольные такой принципиальностью белоруски и написали на Веру Хоружую донос о том, что она – польская шпионка. Вера Хоружая по этому доносу была арестована 10 августа 1937 года и вынуждена была провести два года в тюрьме, на этот раз уже советской. Можно только представить, что чувствовала девушка, оказавшись за решёткой уже в СССР. Тогда редко кого отпускали, но всё же 15 августа 1939 года Вера Хоружая была полностью оправдана и отпущена на волю.

Вера Хоружая, 1932 год

17 сентября 1939 года начался освободительный поход Красной Армии, и Западная Белоруссия была освобождена и воссоединена с СССР. Население Западной Белоруссии встречало советских солдат с радостью, цветами, хлебом-солью. Известие об этом Вера Хоружая встретила со слезами на глазах – исполнилась её самая главная мечта о воссоединении белорусского народа, об освобождении из польской неволи. Окрылённая этими новостями, Вера Хоружая возвращается в БССР. Она пользуется полным доверием, несмотря на два года, проведённые в тюрьме: её назначают вначале пропагандистом райкома партии в Телеханы, а затем уже обкома в Пинск.

Работы предстояло много: присоединённая Западная Белоруссия находилась в плачевном экономическом состоянии. В 1938 году промышленность Западной Белоруссии дала в девять раз меньше продукции, чем промышленность БССР, хотя до раздела обе части находились на одинаковом уровне развития и были почти равными по территории и количеству населения.

Вера Хоружая вышла замуж за бывшего военного лётчика, партработника Сергея Корнилова. Они получили квартирку, в которую перебрались и мама Веры Хоружей вместе с дочерью Веры Алей, которая временно воспитывалась у бабушки. Эти полтора года жизни были самыми радостными и светлыми для Веры Хоружей – единственным небольшим отрезком настоящего человеческого счастья.

Вера Хоружая со своим мужем Сергеем Корниловым (1940 г.).

Всё в одно мгновение изменила война – 22 июня 1941 года фашистская Германия напала на нашу Родину. Сея смерть и разрушения, немецко-фашистские полчища неудержимой лавиной хлынули на нашу землю. Мать и дочь Алю удалось эвакуировать на барже, которую в любой момент могла потопить немецкая авиация. Сама же Вера, хоть и была на шестом месяце беременности, приняла решение остаться для борьбы с врагом.

В обкоме партии она встретила старого знакомого – партизана Василия Захаровича Коржа. Он собирал отряд, куда с радостью и принял Веру Хоружую и её мужа Сергея Корнилова. Этот наскоро сформированный отряд принял участие в боях по защите Пинска. Веру поджидал новый удар – в сражении за Пинск погиб её муж Сергей Корнилов.

После гибели мужа Корж настаивал на том, чтобы беременная Вера Хоружая уехала в эвакуацию с последним транспортом, но мужественная женщина приняла решение остаться для сопротивления захватчикам. Тяжело переживая смерть мужа, Вера Хоружая напомнила Коржу слова известной испанской коммунистки Долорес Ибаррури: «Лучше быть вдовой героя, чем женой труса».

Вера Хоружая, Фото: img-fotki.yandex.ru

Партизанский отряд Василия Коржа оказался в сложном положении, не было никакой связи с центром. Тогда Вера Хоружая, при поддержке приданной ей группы партизан, отправилась через линию фронта. Идти пришлось через реки, болота, леса. Даже мужчинам было неимоверно тяжело, что же говорить о беременной женщине.

Но Вера Хоружая блестяще справилась с задачей и дошла до своих. Там, уже за линией фронта, к ней в землянку вошёл в военной форме хорошо знакомый человек – один из героев подполья Западной Белоруссии Сергей Притыцкий. Как оказалось, он был инструктором политуправления Центрального фронта. Встреча получилась тёплой и волнующей. Вера рассказала Притыцкому о гибели мужа. Вспоминали прошлое.

На следующий день Вера Хоружая в сопровождении Сергея Притыцкого посетила штаб фронта и ЦК компартии Белоруссии. Вопрос со снабжением партизанского отряда был решён, к партизанам для связи направили радиста. Выполнив сложнейшее поручение, Вера хотела вернуться в отряд, но Притыцкий решительно воспротивился. Его поддержало командование, и Веру отправили в Скопин Рязанской области, куда она и прибыла в августе 1941 года. Там она встретила мать, дочку Аню и там же 5 октября 1941 года родила сына, которого в память о муже назвала Сергеем.

Вера Хоружая (справа) в кругу семьи

Для любой женщины материнство – огромное счастье. Не была исключением и Вера Хоружая, которая старалась отдать своему сыну максимум любви и нежности.

Фронт неумолимо приближался и к Скопину. Вера Хоружая вместе с семьёй была эвакуирована ещё дальше на восток, в село Усть-Буб Сивенского района Пермской области. Там Вера некоторое время работала счетоводом. Но она не могла спокойно жить в тылу в то время, когда белорусскую землю топтал враг.

Вера Хоружая с трудом убедила родных в том, что ей нужно вновь вернуться за линию фронта и отправилась с этой просьбой в Москву. В ЦК КП Белоруссии её долго отговаривали, не желая посылать через линию фронта мать двух малолетних детей, младшему из которых, Серёже, было на тот момент всего четыре месяца. Но Вера Хоружая стояла на своём, и ЦК сдался, поручив ей сформировать группу для переброски в оккупированную Белоруссию.

Хоружая незадолго до ухода в витебское подполье (1942 г.).

Вера стала активно искать своих бывших товарищей по подполью. Откликнулась лишь одна Софья Панкова, её подруга по камере в тюрьме в Фордоне. Они набрали в свою группу Е. Суранову, М. Яцко, А. Иванькову, А. Ермакович, М. Исакову и ещё несколько женщин.

После короткой и напряжённой подготовки на открытой машине выехали из Москвы в Торопец, где находилась оперативная группа ЦК КПБ, а затем в деревню Шейно, где размещался штаб опергруппы партизанского движения. Там, в Шейно, Вера Хоружая ещё раз встретилась с Сергеем Притыцким. Притыцкий сокрушённо рассматривал подготовленные для подпольщиц паспорта: они были сделаны наскоро и плохо, что могло стать причиной провала на оккупированной территории. Но новые делать было уже некогда. Притыцкий провёл с группой занятия по основам конспирации и даже дал Вере на всякий случай урок стрельбы из пистолета.

Линию фронта переходили через знаменитые Суражские (Витебские) ворота – разрыв в линии фронта на стыке партизанской зоны и позиций Калининского фронта. Этот уникальный в истории Великой Отечественной войны разрыв был создан, благодаря успешным действиям партизан знаменитого батьки Миная (Миная Филипповича Шмырёва), которые смогли прорвать фронт.

Как Батька Минай за детей отомстил

Белорус и Я

7 февраля

Немцы изо всех сил стремились закрыть брешь, поэтому группе Веры Хоружей нужно было торопиться.

«Витебские ворота», 1967 год. «Витебские ворота» или «Суражские ворота» — коридор (разрыв германского фронта между флангами групп армий «Север» и «Центр») шириной примерно в 40 км, между населёнными пунктами Велиж (на юге) и Усвяты, Псковской области (на севере). Разрыв просуществовал более 7 месяцев — с 10 февраля по 28 сентября 1942 года.

В 1942 году Вера Хоружая во главе группы подпольщиков перебралась через Суражские ворота в Витебск. Группа провела много диверсий на железной дороге, заводах и предприятиях, собирала важные разведывательные данные для командования советских войск и партизанских соединений. Вера свободно говорила по-немецки, и это не раз выручало её в самых сложных ситуациях.

Фашисты делали всё для того, чтобы поймать подпольщиков. К сожалению, находились и те, кто становился предателем.

Точная причина провала Витебского подполья в 1942 году неизвестна до сих пор. Вероятно, было совершено подлое предательство, либо кто-то из неопытных подпольщиков совершил роковую ошибку. В любом случае немцы напали на след группы, 13 ноября 1942 года Вера Хоружая вместе со своими боевыми товарищами была схвачена. Подпольщиков жестоко пытали, многих – до смерти. Изо всей группы не выдержала только Васильева: она всё рассказала палачам и дала подписку работать на немцев. Васильеву вскоре выпустили.

Список лиц, арестованных полицией в ноябре 1942 года и переданных в СД, среди которых и участники подпольной группы В. Хоружей: Корнилова Анна (В. Хоружая), Заско Антонина (С. Панкова), Мария, Агафья и Василий Воробьевы.

Неизвестно точно, как именно погибли Вера Хоружая и её товарищи. Предположительно их вывезли в лес и расстреляли, о чём косвенно говорят воспоминания других узников тюрьмы СД. Василия Воробьёва повесили. Известно, однако, что Вера Хоружая и другие подпольщики погибли, как герои, не склонили голову врагу. Вместе с Верой Хоружей также погибли Софья Панкова, Евдокия Суранова, Клавдия Болдачёва, Мария Воробьёва, Агафья Воробьёва. Эти люди отдали жизнь за нашу с вами свободу. Это было время настоящих Героев.

Удивительной жизни Веры Хоружей посвящены художественный фильм «Письма к живым», снятый в 1964 годе, книга Ивана Новикова «Вера Хоружая», изданная в 1973 году, книга воспоминаний о Вере Хоружей «Жизнь, отданная борьбе», 2-я симфония композитора Кима Тесакова. 17 мая 1960 года Вере Хоружей посмертно было присвоено звание Героя Советского Союза.

Вся жизнь Веры Хоружей была одним подвигом

В Минске в СШ №73 существует её музей. В ряде городов Белоруссии её именем названы улицы и площади, установлены памятники и мемориальные доски. Самой известной является одна из центральных улиц в Минске – улица Веры Хоружей. Есть в Витебске и улица, названная именем её боевой подруги – проезд Софьи Панковой, а возле витебской СШ №15 установлен бюст самой Вере.

Семья Хоружих (слева направо): сын Веры Захаровны Сергей, сестра Любовь, брат Василий, дочь Анна, сестра Надежда (Москва, 1960 г.).

Наверное, рано или поздно мы узнаем о месте гибели Веры Хоружей и её товарищей по подполью, и там обязательно появится красивый и величественный памятник.

***

https://youtu.be/iGD7zJiRy3k

Кто предал группу Веры Хоружей, как они погибли и где похоронены неизвестно до сих пор

Ист:  публикация глав из книги белорусского журналиста и писателя, главного редактора портала «Вместе с Россией» Андрея ГЕРАЩЕНКО «Белоруссия в годы Великой Отечественной войны» 

https://zen.yandex.ru/media/belrus/vsia-jizn-very-horujei-byla-odnim-podvigom-627d543cb24f8b72b9aed165

P.S. Сирень Вера Хоружая. В память о Герое Советского Союза, известной белорусской подпольщице, не пожалевшей жизни за суверенитет и счастье Родины, был выведен замечательный сорт сирени. Сорт этот отличается нежностью окраски довольно крупных и пышных соцветий. Они фиолетово-розового цвета, в центре c необычными голубоватыми стрелочками. В диаметре цветки крупные – до 2,8 см, своей конструкцией похожи на другие растения – гиацинты. Кусты довольно раскидистые, но не слишком высокие. Многие утверждают, что этот сорт сирени такой же нежный и в то же время стойкий, как и Вера Хоружая —

Читайте подробнее на FB.ru: https://fb.ru/article/325613/vera-horujaya-biografiya-i-foto

Loading

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте, как обрабатываются ваши данные комментариев.